Красноярский край

Тема в разделе "Кладоискатель, Легенды, Рассказы, Фото отчеты.", создана пользователем Медведь, 17 апр 2018.

  1. Медведь

    Медведь Старатель

    Золотодобыча в Енисейской губернии в первой половине XIX в.


    Богатые золотые россыпи в 30-х гг. XIX в. были открыты в Енисейском, Ачинском и Минусинском округах Енисейской губернии, началось бурное развитие золотопромышленности.

    [​IMG]
    За фартом с золотопромывочным лотком. Источник: Иллюстрированная история Красноярья (XVI — начало XX в.), 2012 г.

    В 1826 г., за год до открытия богатых россыпей вблизи границ Енисейской губернии, сибирский историк, зачинатель сибирского краеведения П. А. Словцов отмечал скудость ее горного производства. Но через несколько лет пойдет молва о енисейском золоте, а Енисейская губерния вскоре станет основным поставщиком золота в России — она давала в 1845 г. почти половину его мировой добычи. Недаром начиная с 1851 г. на гербе Красноярска, столицы Енисейской губернии, был изображен «в червленом щите золотой, стоящий на задних лапах, лев, который несет в передних лапах того же металла серп и лопату». Серп и лопата — атрибуты крестьянина и золотоискателя.

    В 1828 г. купцы Кузнецовы получили привилегию на поиск золота в Сибири. Кунгурский купец первой гильдии Павел Егорович Кузнецов был в числе первых золотопромышленников в Минусинском округе. Летом и осенью 1833 г. он заключил несколько договоров со ссыльнопоселенцами и мещанами Минусинска — как на поиск россыпей, так и на работу в принадлежащих ему золотопромывальнях. Вел он дело в крупных масштабах. А в 1833 г. Ефим Кузнецов открыл золото на Малой Енгозе. В начале 1830-х гг. представители этих семейств стали одними из зачинателей золотодобычи в Канском, Ачинском и Минусинском округах.

    С 1834 г. началась добыча золота в Ачинском, Минусинском и Енисейском округах, спустя два года — по Бирюсе, а с 1838 г. — в Канском и Нижнеудинском округах. Особенно возросла добыча в Енисейском горном округе за счет работ по Севагликону, Актолику и другим прилегающим речкам. Ежегодно здесь добывалось по 1025 пудов золота — 74% от общероссийской добычи.

    Расцвет золотодобычи пришелся на 1840—50-е гг. В 1847 г. 119 приисков губернии на реках Казыр, Кизир, Амыл, Сисим, в бассейнах Бирюсы, Удерея, Пита и Подкаменной Тунгуски дали 1305 пудов золота, или 90% всей золотодобычи страны.

    Всего на начало 60-х гг. XIX в. было зарегистрировано более 140 приисков, из которых до 100 работали не более восьми лет. Прииски в то время разрабатывались владельцами, арендаторами и золотничниками — старателями. К 1860 г. на приисках в енисейской тайге было добыто около 20 тыс. пудов, или 75% золотодобычи Сибири.

    Золотопромышленность оставила далеко позади по стоимости продукции и количеству занятых рук все другие отрасли промышленности. Впервые промышленная продукция по стоимости превзошла сельскохозяйственную. Однако это не значит, что экономика губернии стала индустриально-аграрной. Основная масса тружеников по-прежнему была связана с сельским хозяйством. В золотопромышленности, по официальным данным, в среднем было занято 20—30 тыс. рабочих. При этом, по подсчетам советского историка Н. С. Нагаева, четвертая часть рабочих была пришлой из других восточносибирских округов. Примерно столько же насчитывалось выходцев из западносибирских и центральных губерний. Среди рабочих преобладали ссыльнопоселенцы. Таким образом, золотопромышленность втягивала в свою сферу лишь беднейшую часть населения края.
    [​IMG]
    Слух о богатых находках поднял на ноги тысячи искателей счастья и легкой наживы.
    Источник: Иллюстрированная история Красноярья (XVI — начало XX в.), 2012 г.

    Преобладающей формой организации в золотопромышленности была мануфактура. Даже на небольших приисках губернии работало более 100 человек. Многие прииски имели от 500 до 1000 рабочих. Производственный процесс состоял из трех операций: добычи, перевозки и промывки золотоносных песков. Рабочие каждого прииска подразделялись на забойщиков, промывальщиков, возчиков песка, гальки и эфеля, свальщиков, плотников и т. д. Преобладал ручной труд.

    Сначала разработка золотых россыпей производилась с помощью примитивных орудий: металлическими были кайла, ломы и лопаты, а остальные — лотки, бутара, тачка — деревянными. Золотопромышленники не заботились о механизации: рабочие руки были дешевыми, других экономических стимулов к механизации процессов добычи и промывки при разработке богатых россыпей в труднодоступных местах не было. Частный капитал, к тому же невеликий в первый период работ, направлялся прежде всего на разведку богатых россыпей.

    Однако по мере падения содержания золота на вновь открываемых приисках и при увеличении объема пустых пород стал подниматься вопрос о снижении трудоемкости работ за счет механизации. Уже в 1838 г. на рязановских приисках по реке Бирюсе и на одном из приисков на Мане устроили для промывки песков специальные чаши. Они стали быстро распространяться и по другим приискам Восточной Сибири. При обогащении песков переходили к промывке машинами, приводимыми в движение водяной силой и конными приводами. Вслед за чашами стали строить бочки наподобие дражных, сначала деревянные с железным набором внутри, затем металлические, использовались примитивные промывальные машины со специальным вододействующим колесом. Первые чаши и бочки промывали 5 тыс. пудов песка в день. После усовершенствования производительность бочек составляла уже 10 тыс. пудов в день, а к концу века она была доведена до 4050 пудов в день (при легкопромывистых песках). Нa глинистых и связных песках применялись в основном чашечные машины, имевшие производительность до 20—25 тыс. пудов в день.

    Наиболее распространенными промывальными приборами в середине XIX в. были бутары. Применялась лошадная сила для подвозки песков к бочкам в особых таратайках емкостью 30—40 и даже до 50 пудов. На ряде приисков Енисейского округа пески подвозили лошадьми по железным рельсам, а подъем вагонов к бочке осуществлялся бесконечным канатом. Но в забое по-прежнему работали вручную.

    [​IMG]
    Золотопромывальная машина по разработкам горного чиновника В. В. Клейменова на прииске. Источник: Иллюстрированная история Красноярья (XVI — начало XX в.), 2012 г.

    В 1850-е гг. русские техники начали решать проблему сочетания извлечения золота из песков при механической их обработке с улавливанием при помощи амальгамации, что повышало процент извлечения металла, особенно той его части, что уходила с мутью. Горный инженер полковник В. В. Клейменов изобрел приспособление для протирки эфелей и амальгамационный станок нового типа. Он считал, что введение его способа обогащения позволит вовлечь в отработку убогие россыпи. Однако широкого применения амальгамация на приисках Сибири в то время не нашла. Совершенствованием способов доставки песков из забоя занялся красноярский золотопромышленник А. Н. Лопатин, предложивший в 1857—1858 гг. и построивший и применивший зимой 1858—1859 гг. оригинальный транспортер, который получил название песковоза.

    Период повышенного интереса на приисках к конной тяге и механическим устройствам продолжался с конца 1840-х гг. до конца 1850-х гг., но вся эта ручная и прочая механизация не получила широкого применения. Богатые россыпи, слабая конкуренция, хищническая эксплуатация песков и дешевая рабочая сила позволяли владельцам приисков получать высокие прибыли без дополнительных затрат на технику.

    В 1840-е гг. минимальной прибылью у енисейских золотопромышленников считалось, когда один затраченный рубль капитала давал 100 рублей. Обычной же нормой, по их мнению, была прибыль в 800—850 рублей на рубль капитала.

    С 1840-х гг. Красноярск становится крупнейшим в мировом масштабе районом золотодобычи, которая в крае оставила далеко позади другие отрасли и по стоимости продукции, и по количеству занятых в ней работников. В Красноярске тогда базировались конторы крупных компаний золотопромышленников: И. Ф. Базилевского, Кузнецовых, Г. В. Юдина, С. В. Востротина. Организация золотодобычи требовала определенного начального капитала, специальных знаний, способности налаживать работу и снабжение очень сложных и подвижных хозяйств, зачастую располагавшихся в труднодоступных местах. Между тем красноярские обладатели капиталов (в своей основной массе) отнеслись к золотодобыче настороженно. Только несколько местных купцов — И. К. Кузнецов, И. Д. Попов, С. П. Логинов из Красноярска, Даниловы и А. А. Саввиныхиз Енисейска — втянулись в золотодобывающее дело. Компании Данилова и Логинова имели прииски в южной части Енисейского округа. Поповы также владели приисками в Енисейском округе. 30 приисков принадлежали А. А. Саввиных. Наиболее преуспели в золотодобыче Кузнецовы. Они образовали «Товарищество Кузнецовых» и вошли в ряд других компаний: «К°Голубкова и Кузнецова», «К° Щеголевых, Кузнецова и Бунаковых», «К° Бенардаки, Щеголева и Кузнецова».

    [​IMG]
    Открытая разработка золотосодержащих песков на прииске.
    Источник: Иллюстрированная история Красноярья (XVI — начало XX в.), 2012 г.

    Бурное развитие золотопромышленности наряду с людьми состоятельными привлекло в Красноярск немало людей без средств, но энергичных, полных надежд, подобных разночинцу М. К. Сидорову, дворянам М. А. Бутакову, отставному поручику Р. А. Черносвитову и коллежскому регистратору В. Г. Дриневичу. Все они очень по-разному были встречены капризной золотой фортуной.

    Огромную роль в открытии золотоносных районов сыграл бывший домашний учитель, выходец из Архангельской губернии М. К. Сидоров. Сдавая открытые им прииски в разработку, он за несколько лет стал миллионером.

    Быстро осваивали дело и становились компаньонами (затем и настоящими золотопромышленниками) такие талантливые люди, как С. И. Баландин. Наиболее толковые служащие золотодобывающих промыслов, приобщившись к делу, сами образовывали золотодобывающие компании или вкладывали капиталы в другие дела. Управляющим золотыми приисками начинал Н. П. Токарев в «К° Голубкова и Кузнецова», затем он стал золотопромышленником, в 1851—1853 гг. был городским головой Красноярска.

    Рязановы были в числе первых частных предпринимателей, получивших право на поиски и добычу золота. Удачная эксплуатация вскоре обеспечила способных золотоискателей Баландина и Машарова богатыми россыпями. С них они начали путь к своему баснословному обогащению. Так, Рязановым Игнатию, Якиму и Аникию только совместный с Машаровым Марие—Магдалиновский прииск дал более 35 пудов золота.

    Управляющим на приисках «К° Рязановых» являлся М. А. Крутовский, который стал позднее золотопромышленником. Выходец из крестьян-переселенцев Владимирской губернии (давшей Красноярску также бывших крестьян-переселенцев, ставших богатейшими людьми, — Гадаловых и Щеголевых), Крутовский стал основателем крупной купеческой фамилии. А. М. Кабаков начинал службу на золотых приисках у М. К. Кузнецова, где приобрел состояние, брал подряды и, наконец, открыл свое дело: торговлю мехами, чаем и другой бакалеей.

    К началу 1860-х гг. добыча золота в Енисейской губернии резко сократилась. Наиболее богатые россыпи были отработаны. Золотая лихорадка прокатилась дальше на восток к бассейну Лены и Витима.
    Источники
    1. Иллюстрированная история Красноярья (XVI — начало XX в.) / Г. Ф. Быконя, В. И. Федорова, В. А. Безруких. — Красноярск: РАСТР, 2012. — 240 с.: ил.
    Взято здесь: Источник
     
  2. Медведь

    Медведь Старатель

    Красноярское золото «Полюса»
    Как добывают золото на месторождениях Олимпиадинского ГОК

    Олимпиадинское золоторудное месторождение, расположенное в Северо-Енисейском районе Красноярского края, уникально по своей сырьевой базе: в следующем году здесь будет добыта юбилейная — пятисотая — тонна золота. Именно столько драгоценного металла, начиная с 1985 года, извлечено из недр этого месторождения — одного из крупнейших в мире.
    Еще больше впечатляют дальнейшие перспективы разработки «Олимпиады», а также соседних с ним месторождений — Титимухты и Благодатного: их совокупные запасы оцениваются в 1 160 тонн золота.

    Разработку месторождений ведет Олимпиадинский горно-обогатительный комбинат — подразделение Красноярской бизнес-единицы (КБЕ) золотодобывающей компании «Полюс». На протяжении многих лет КБЕ остается лидером среди бизнес-единиц «Полюса» по добыче золота, и по итогам 2014 года она снова стала первой, добыв 38 тонн драгоценного металла. Более того, на предприятиях КБЕ в настоящее время проводится тотальная оптимизация производства (ТОП) — программа, призванная повысить эффективность и производительность добычи. В результате в ближайшие три года добыча должна вырасти до 50 т металла в год.

    Силами геолого-разведочной партии Олимпиадинского ГОК и за счет собственных средств на ОГОК проводятся доразведочные работы, расширяющие сырьевую базу разрабатываемых месторождений. Ожидаемый прирост запасов золота к ранее утвержденным, составит не менее 640 т. За пределами ОГОК в Красноярском крае ведутся разведочные работы силами Красноярского геолого-разведочного предприятия, ожидаемый прирост запасов по всем рудным объектам составит до 230 т золота.

    Как сегодня добывается золото на месторождениях Олимпиадинского ГОК, и какие меры внедряются для увеличения его добычи, красноярским журналистам показали «на месте» — в карьерах и цехах комбината.
    [​IMG]
    Карьер «Восточный» Олимпиадинского месторождения. Самый крупный в России и один из крупнейших в мире: глубина на данный момент около 500 м, протяженность с востока на запад — 1750 м, с севера на юг — 1800 м. Разрабатывается с 1985 года, запасы золота на 1 января 2015 года составляют 260 т.
    [​IMG]
    Взрывание горной породы на карьере «Восточный». Взрывные работы — первый технологический этап в горной разработке.
    При взрывных работах используется более 200 т взрывчатки. Если весь этот объем взорвать одновременно, произойдет небывалых масштабов катастрофа...
    Поэтому взрывание производится так называемым короткозамедленным способом: 200 т взрывчатки разбиваются на мелкие серии — по 1-2 т. Промежуток между взрывами составляет от 50 до 500 мс.
    [​IMG]
    Транспортировка взорванной породы осуществляется самосвалами Terex и Caterpillar грузоподъемностью от 90 до 136 т и мощностью 1 200 л/с, а также 30-тонными БелАЗами и Volvo.
    Парк самосвалов Олимпиадинского ГОК насчитывает 176 машин.
    Стоимость одного такого «грузовичка» составляет $3 млн. Одна только колесная «резина» без обода стоит $10 тыс.
    [​IMG]
    Завод по производству водо-эмульсионных взрывчатых веществ для проведения взрывных работ компании MAXAM — партнера «Полюса». Расположен также на территории Олипиадинского ГОК.
    До 2008 года взрывные работы на карьерах велись с помощью тротилосодержащих веществ. Однако затем предприятие перешло на водо-эмульсионную взрывчатку — более экологичную (в 8 раз меньше выбросов в атмосферу), менее трудозатратную (закладка производится не вручную, а с помощью специальных машин) и более безопасную. Водо-эмульсионная взрывчатка состоит из нескольких компонентов, главный из которых — аммиачная селитра.
    [​IMG]
    Смесительно-зарядная машина, которая транспортирует и заряжает взрывчатку в заранее пробуренные скважины на карьерах. Емкость цистерны разбита на несколько отсеков, в которые загружаются компоненты водо-эмульсионной взрывчатки. Их смешение происходит только при сливе компонентов в скважину. После этого, через 20 минут, наступает химическая реакция, в результате которой образуется взрывчатое вещество.
    Смесительно-зарядная машина заливает в скважину водо-эмульсионную взрывчатку.
    [​IMG]
    Цех золотоизвлекательной фабрики №2 (ЗИФ-2). Это одна из самых высокопроизводительных фабрик в России, перерабатывающая 3,5 млн т руды в год. Всего на Олимпиадинском ГОК четыре золотоизвлекательных фабрики.
    [​IMG]
    Так называемые «мельницы» ЗИФ-2. В этих огромных барабанах происходит измельчение золотоносной руды — подготовка к дальнейшей переработке.
    [​IMG]
    Отделение ЗИФ-4 — самой мощной на сегодня в России золотоизвлекательной фабрики. Объем планируемой в 2015 году переработки руды — 8 млн т. Самая молодая ЗИФ Олипиадинского ГОК — запущена в 2010 году.
    [​IMG]
    [​IMG]
    Святая святых Олимпиадинского ГОК — плавильное отделение. Открыто в 1996 году и выплавляет все золото, добываемое на месторождениях Красноярской бизнес-единицы «Полюса».
    [​IMG]
    В общежитиях вахтового поселка одновременно проживает 5,5 тыс. человек. Питание, бытовое обслуживание, спецодежду и средства индивидуальной защиты предоставляет компания.
    [​IMG]
    В комнатах проживает не более 3 человек. Общежития обеспечены всем необходимым: душевые, сушилки, камеры хранения для вещей, спортзал, бильярдная. В поселке имеется кинотеатр, библиотека, дом культуры, своя самодеятельность. На праздники привозят профессиональных артистов.
    Бытовое обслуживание также обеспечивает компания: парикмахерская, прачечная и т.д., есть даже паспортный стол и отделение миграционной службы.
    [​IMG]
    Медицинское обслуживание поставлено на широкую ногу. Работники перед каждой сменой проходят медосмотр. Ведется база данных, которая позволяет выявлять риски и своевременно отправлять человека на диспансеризацию. В стоматологическом кабинете прием ведут высококлассные специалисты, приезжающие из ведущих красноярских клиник.
    В вахтовом поселке имеются собственная пекарня и молочный цех. А вот с алкоголем «напряженка» — действует «сухой закон». В поселке семь торговых точек, и ни в одной не купить спиртного. На предприятии культивируется здоровый образ жизни. Есть площадка для пейнтбола, стадион для игровых видов спорта. Ежегодно проводятся спартакиада среди подразделений ГОКа. А в регулярной спартакиаде среди бизнес-единиц «Полюса», Красноярская бизнес-единица традиционно занимает первое место.
    Взято здесь: newslab
     
  3. Медведь

    Медведь Старатель

  4. Медведь

    Медведь Старатель

    Красноярский край – золото
    Пятая часть золотого запаса России – заслуга нашего региона
    Когда мы, красноярцы, говорим о богатствах нашего края, о том, сколько и чего он дает стране, то в разговоре неизменно упоминаются громадные лесные ресурсы, богатые залежи угля и нефти, мощные электростанции, космическое машиностроение, добыча и производство цветных и редкоземельных металлов… И все это, переведенное в денежный эквивалент, пополняет бюджет России, укрепляет ее экономическую мощь.
    Золото в списке богатств края стоит особняком. Его тоже можно оценить в рублях и валюте, но оно и в натуральном виде, само по себе, работает на укрепление финансового благополучия державы. Так было во все времена: золотой запас государства – надежный залог его финансовой состоятельности, фундамент казны. Больше золота – физического, в виде слитков, которые лежат в хранилищах Гохрана, – больше уверенности в период кризисов и катаклизмов.
    Сколько сегодня желтого металла хранится в закромах Родины, цифра секретная. А вот то, что пятая часть золотого запаса России добывается в Красноярском крае, не секрет.
    Во глубине сибирских руд

    Частная золотопромышленность была разрешена в Сибири в 1835 году. Тогда и стали открывать в Енисейской губернии прииски, условно относя их к Северному и Южному районам. Северный – прииски Енисейского округа, Южный – Ачинского, Минусинского, Красноярского и Канского округов. На первом месте был, конечно, Енисейский округ, точнее, правобережье Енисея, где бесчисленные золотоносные речки группировались в двух горных узлах, разделенных рекой Большой Пит. В южной енисейской тайге стекали с вершин Сухой Пит и Удерей. А в северной тайге, по ту сторону Большого Пита, с другого горного массива, низвергались Вангаш и Енашимо. Эти и другие речки с их многочисленными притоками образовали золотоносный Енисейский район.

    Первооткрывателем промышленной добычи золота в Приангарье считается Гаврила Машаров, канский купец, добывший в 1839 году на притоке Удерея – Малом Шааргане свои первые 344 килограмма золота. С екатеринбургскими друзьями Якимом и Аникеем Рязановыми он основал компанию, которая к 1845 году получила с енисейских приисков 53 пуда золота. Рост добычи достигался не за счет новых технологий, а путем экстенсивной эксплуатации золотосодержащих площадей.
    Искали рассыпное золото, вслепую. Находили самородки, мыли песок лотками, брали то, что само шло в руки. Причем искали драгметалл повсюду, даже в черте городов. В Красноярске золото находили на реке Бугач и на Афонтовой горе (напротив современного железнодорожного вокзала). Бригада старателей работала на Столбах, потому ручей и получил название Роев – от слова «рыть».

    Случай мог сделать нищего богачом или превратить богача в изгоя. Братья Мясниковы тому пример. Никита Мясников, купец 1-й гильдии, был везунчиком. В 1839 году на притоке Удерея – реке Пескина – им был открыт самый богатый из всех удерейских приисков, Спасский, давший за 50 лет 830 пудов золота. В 1840 году счастливчик получил с приисков 47 пудов золота, в 1842-м – 56 пудов, в 1848-м – 58 пудов. Затем добыча сократилась, и Никита основал на Байкале пароходство, вложив туда 600 тысяч рублей. Но пароходы не прииски, быстрой прибыли не дают, и он ушел из коммерции, в отличие от брата, вовремя… Брата Николая золото довело до тюрьмы, где он и умер.

    Минусинские, ачинские, канские и красноярские прииски не шли в сравнение с енисейскими, где за 50 лет (по 1889 год) было добыто 26 111 пудов, но и они давали неплохой доход. В Минусинском округе за это же время было добыто 2 тысячи пудов золота, в Ачинском – 938, Красноярском – 90 пудов.

    С 1860 года дело пошло на убыль: цены на продукты выросли, зарплата упала, работы прибавилось – все, что можно было взять «по верхам», взяли. Нужна была серьезная геологоразведка, требовалось сложное оборудование.

    Когда же началось строительство сибирской магистрали, где платили лучше, продукты были дешевле, а условия труда не такие каторжные, рабочие стали массово бежать с приисков. Правда, Кузнецовы, Гадаловы, а за ними другие купцы вскоре обзавелись драгами, и золотопромышленность снова пошла в гору.
    Золото Победы

    В начале 20-х годов прошлого века в нашем крае началась национализация приисков, которые после революции и Гражданской войны находились в плачевном состоянии. Предстояло поднимать золотопромышленность из руин. В 1920 году было создано государственное объединение «Ензолото» (с 1932 года – трест «Енисейзолото»), которое включило в себя все национализированные прииски.
    В него вошли все дражные предприятия Северо-Енисейской группы приисков с Авенировским рудником. Весной 1921 года Авенировский рудник был остановлен и законсервирован. В декабре 1922 года его вновь ввели в эксплуатацию, но уже под названием Советский рудник. 16 декабря 1922 года поселок, который сегодня мы знаем как Северо-Енисейский, стал официально называться Соврудником. 1 апреля 1932 года Президиум ВЦИК принял постановление об образовании Северо-Енисейского района с центром в рабочем поселке Северо-Енисейский.
    В этом же году были построены Саралинская и Артемовская фабрики, еще через год введена в эксплуатацию первая электрическая 210-литровая драга № 1 и паровая электростанция на реке Удерей, работали Северо-Енисейский, Аяхтинский, Перевальненский, Коммунаровский, Саралинский, Балахчинский, Знаменитовский рудники, разрабатывались россыпные месторождения по всему краю.
    К началу 1940-х годов золотопромышленность края работала на полную мощь. Во время Великой Отечественной войны Красноярье становится кузницей золотовалютных резервов страны. Кроме «Енисейзолота» работают тресты «Хакасзолото», «Минусазолото», «Тувазолото».
    Страна поставила перед сибиряками предельно четкую задачу: добывать в казну максимально возможное количество драгметалла. Он требовался СССР для закупок военной техники, продовольствия, лекарств.

    Десятки тысяч крепких, трудоспособных мужчин ушли на фронт. Их место на производстве заняли женщины, они пришли в шахты, на драги. Сегодня трудно даже представить, какой ценой им удавалось выполнять план по добыче. И тем не менее они его даже перевыполняли. Так, например, на Совруднике в 1941 году – на 110 %. «Плавильщица золотоизвлекательной фабрики Васильева систематически дает две нормы», – писала газета «Енисейская правда» в январе 1942 года.

    Сразу после войны в Северо-Енисейском районе были организованы два специальных лагеря, куда доставили японских военнопленных для работы на приисках. По данным красноярского общества «Мемориал», пленные японцы работали и в тресте «Хакасзолото», 1 450 человек на двух приисках – «Коммунар» и «Трансвааль».

    В 1961 году началась реконструкция Советского шахтно-фабричного комплекса. 29 августа 1964 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление о проведении реконструкции шахты «Советская» и в целом Северо-Енисейского рудника с увеличением объема производства в 3,5 раза.

    Главное событие для всей золотопромышленности края произошло 20 сентября 1975 года, когда было официально объявлено об открытии уникального Олимпиадинского золоторудного месторождения в Северо-Енисейском районе – того самого, которое сегодня разрабатывает ЗАО «Полюс», несколько раз поменявшее собственников за последние годы. Впрочем, передел собственности в золотопромышленности края – отдельная тема. Главное, что добыча металла на «Олимпиаде» растет из года в год за счет применения новых технологий, правильной организации труда. Здесь умеют извлекать золото даже из самых бедных руд.

    Падения и взлеты
    Лицензию на разработку Олимпиадинского месторождения компания «Полюс» получила в 1994 году. Через два года был введен в эксплуатацию Олимпиадинский ГОК, а в 2000 году за 10 месяцев построен и сдан в эксплуатацию самый крупный в мире комплекс по переработке сульфидно-мышьяковистых руд. Горно-обогатительный комбинат «Полюса» вырос за 21 месяц, хотя по проекту на строительство отводилось до десяти лет.
    Тогда в России никто не строил таких крупных золотодобывающих предприятий, да еще такими темпами, в глухой тайге, на Крайнем Севере.
    Еще один гигант золотопромышленности края – ООО «Соврудник», занимающее сейчас второе место в крае и шестнадцатое в России. А между тем в его новейшей истории был период, когда речь шла о смерти предприятия. В 1994 году Северо-Енисейский ГОК, входящий в состав ОАО «Золото», был признан банкротом. (Один из наших российских парадоксов: золотодобывающее предприятие – банкрот!) Шахта «Советская» была затоплена вместе с горной техникой, кабелями и другим оборудованием – со всем тем, что еще не успели растащить и сдать в металлолом. Золотоизвлекательная фабрика практически остановилась. Около года люди умудрялись существовать без работы, а значит, без зарплаты. Такая же ситуация была и на карьерах «Новая Калами» и «Вангаш»: производство загибалось, люди разбегались.
    Но руководство края и района не дало разориться предприятию. На исходе «лихих 90-х» на обломках Северо-Енисейского ГОКа было создано ООО «Соврудник». В 1999 году им была получена лицензия на добычу рудного золота на месторождении «Эльдорадо». Это открыло для золотодобытчиков «Соврудника» и для жителей всего Северо-Енисейского района новую эру стабильности и благополучия. Предприятие ежегодно наращивает объемы добычи и переработки. Если в 1999 году, через год после образования, коллектив добыл 190 килограммов металла, то в 2006-м – около двух тонн. А в прошлом году – более четырех.
    В том же 1999-м карьеры «Новая Калами» и «Вангаш» были преобразованы в самостоятельное предприятие – «Прииск Дражный». Учредителем ООО стала администрация района. Люди вздохнули с облегчением. Начали выделять деньги. Приобретались запчасти, заработало производство. Сотрудники стали возвращаться на предприятие, постепенно был укомплектован штат. Сегодня здесь добывают около тонны золота в год.

    Платина, иридий и палладий…

    Помните, в начале этого материала мы говорили о золотых слитках, поступающих в Гохран? Они в нашем городе и выплавляются. И не только золотые. На заводе цветных металлов имени В. Н. Гулидова. Это наш земляк, выдающийся инженер и организатор производства, лауреат Госпремии. Он возглавлял предприятие с 1988 по 1999 год, внес большой вклад в его развитие.
    Решение о строительстве аффинажного завода в Красноярске (так раньше назывался Красцветмет) было принято в 1939 году постановлением ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР.
    Впервые платина и палладий были аффинированы здесь из норильских шламов 23 марта 1943 года. В 1945 году началось крупномасштабное производство благородных металлов, в 1946 году были получены первые с-литк-и платины, а в 1947 году – палладий в слитках.

    Красцветмет – крупнейший в России завод по производству благородных и редкоземельных металлов. И единственное в мире предприятие, которое в промышленных масштабах ведет аффинаж золота, серебра и всех металлов платиновой группы. Оно поддерживает производственные связи практически со всем деловым миром. В числе партнеров завода предприятия России и других стран СНГ, фирмы из США, Англии, ЮАР, Канады, Австралии...
    На заводе аффинируется 90 % отечественной платины и палладия, практически 100 % металлов-спутников, до 30 % золота.
    В 1994 году на заводе запущено крупнейшее в России ювелирное производство. Здесь по собственным эскизам выпускают изделия из сплавов золота, серебра и платины. По заказам организаций, имеющих лицензию на операции с драгоценными металлами, Красцветмет изготавливает мерные с-литк-и из золота, платины и палладия.
    Завод перерабатывает товарные платиносодержащие концентраты «Норильского никеля», вторичное платиносодержащее сырье, поставляемое многими предприятиями России и странами СНГ, шлиховое золото, поступающее от золотодобывающих артелей края и страны, а также платиносодержащие материалы зарубежных фирм.

    Источник 4.09.2014г



     
  5. Чаплин

    Чаплин Старый старатель

    Мда...
     
  6. Медведь

    Медведь Старатель

    Я думаю что не стоит верить особо тому что на стене написано. В этой теме с легкостью из мухи слона делают не только писатели. Я видел в реальности как геолог дед доказывал что именно на этом участке было ураганное содержание. У него аж слюни летели когда он это доказывал. Но на практике содержание было иногда 0,2 а то и того меньше. Долго не чего не могли понять. Оказалось у него описание этого места хрен знает какого года. Один из Рамеевских приисков. Тогда старатели били дудку. В том месте перекрытие 5-12м глины. Воды нет. Вот они и пробивались до плотика и штреками расходились в разные стороны. Камень крупный весь оставляли в низу. Чтобы лишний раз не поднимать деревянную бадью на верх. И получалось что они чисто концентрат доставали. А когда его раскинешь на вскрышу то не так и жирно получалось. Но они тогда вскрышу не считали. Работали круглый год. В итоге участок оказался почти полностью отработанный дедами.